RuEn

Руслан и Людмила
Новая сцена, Малый зал

Продолжительность: 2 часа 30 минут с 1 антрактом, премьера 15 марта 2014
Цена билетов от 750 до 3500 руб.
Ближайшие даты исполнения

23 декабря, 14:00

8 января, 14:00

Заказать билет

Эта работа – своеобразный «поклон» Петру Наумовичу: ведь на сцене его любимый Пушкин, разобранный очень подробно, с любовью и большой иронией. Да и сценическое пространство, в котором разыгрывается поэма – зрительское фойе Новой сцены – своего рода «цитата»: там же идет спектакль Петра Наумовича Фоменко «Триптих» по А. С. Пушкину.

Михаил Крылов работает с пушкинским текстом в немного детской форме, где игра есть средство постижения мира. Эти мир «понарошку», мир накладных бород и нестрашных чудищ. Здесь метла становится богатырским конем, а ведро – рыцарским шлемом. Здесь всё условность, импровизация, хулиганство. Здесь много смеха – в первую очередь, над самими собой.

В спектакле звучит музыка:
Увертюра к опере «Руслан и Людмила», М. И. Глинка
Симфония № 10, Г. Малер
Сюита «Четыре легенды о Лемминкяйнене», ч. 2 — «Туонельский лебедь», Я. Сибелиус
Симфония № 2, Г. Малер
Симфония № 8, Г. Малер
Симфония № 9, Г. Малер
Грустный вальс, Я. Сибелиус
Качели между иронией и волшебством и определяют интонацию постановки… Пушкин, идя стопами параллельными с братьями Гримм, предназначал свою поэму-сказку не столько детям, сколько взрослым, способным оценить фривольную игру фантазии и лукавую нескромность. Но, как и в случае со сказками братьев Гримм, детская аудитория решительно присвоила приключения Руслана, Людмилы, Черномора.
Ольга Егошина, «Новые известия»
Пушкинская поэма задышала сценическим озорством, усугубилась в иронических интонациях, фольклорное начало радостно слилось с современностью… Тут томно находчивая Людмила (Екатерина Смирнова), оголодав в садах Черномора, самозабвенно ест сосиску, самый яркий из «богатырей» — хазарский хан Ратмир (Федор Малышев) скачет чертом, уморительно прищелкивая кастаньетами… Здесь острые рисунки характеров — чувственная, цепкая Дева (Вера Строкова), карга Наина (Елена Ворончихина), гнус колдун (Крылов). Здесь Игорь Войнаровский наконец сыграл героя — самого Руслана, увальня, томящегося страстью. Здесь дышит юмором не только пластика, но даже бутафория спектакля.
Марина Токарева, «Новая газета»
Молодые актеры стажерской группы Мастерской увлеченно играют в пушкинских героев, как мальчишки и девчонки играют в рыцарей и принцесс, превращая в реквизит все, что попадется под руку: вместо лошадей — мамина швабра и веник, вместо шлема пойдет алюминиевое ведро, а палицей станет кривая коряга.
В этом спектакле все понарошку — и накладная борода, и богатырские поединки, и даже огромная, но совсем не страшная Голова, будто вырезанная из старой простыни. Ну и, конечно, чувства и эмоции, скорее обозначенные, чем сыгранные актерами. Дети, кстати, эти условные правила игры легко принимают и очень радуются, что взрослые дяди и тети могут дурачиться и веселиться так же, как они.
Но этот отвязный, дурашливый и в высшей степени несерьезный стиль вовсе не отменяет почтительного отношения к первоисточнику. Текст пушкинской поэмы тут доносят до зрителя бережно и любовно, не пропуская даже пассажей о терзающих бедного Руслана страстных желаниях. Но поборникам нравственности и прочим «мизулиным» беспокоиться не нужно: совсем уж открытой эротики в спектакле нет. Взрослые что нужно поймут, а дети пропустят мимо ушей. Но и те, и другие наверняка получат удовольствие. 
Марина Шимадина, «Проверено на детях.ru»
Сценография и само место — малый зал нового здания — символичны и отсылают к последнему пушкинскому спектаклю Фоменко, «Триптиху». Белое мраморное фойе театра, где задумчиво бродил Фауст Кирилла Пирогова, стало садами Черномора, миром злой колдуньи Наины. Ткань, по воле разочарованного в человеческих страстях ученого помогавшая «утопить» зрительный зал, тут превратилась в гигантскую Голову братца коварного карлы. Но в доброй сказке Руслан великана победил, бороду Черномора отрезал, с Людмилой закатил пир на весь мир. Один из самых мрачных спектаклей Петра Фоменко обрел в «Руслане и Людмиле» комический перевертыш…
Александра Солдатова, «Экран и Сцена»
«Руслан и Людмила» — бурнокипящая сценическая сказка для детей и взрослых… в которой смысл игры — в самой игре.
Галина Шматова, «Экран и Сцена»

Действующие лица и исполнители

А также Девы, Арапы, Русалки, Невидимые Силы.

ПрессаВидеотека

Показать все