RuEn

Шумит ветер приключений

Внешне — многоплановый, полифоничный, сложный. А внутренне – очень искренний, настоянный на юношеских мечтах. Именно таким в 2017 году получился спектакль «Капитан Фракасс» у Евгения Каменьковича.

Любимый роман детства – и надо же было продраться сквозь описания замка и хора наглых лягушек туда, где звенят шпаги и шумит ветер приключений. Никакого морализаторства и рефлексии! Здесь правит авантюризм, мужество и рыцарский кодекс чести. Роман XIX века французского прозаика и поэта Теофиля Готье рассказывает историю барона де Сигоньяка, однажды променявшего скуку в разорённом замке на жизнь актёра под длинноносой маской Капитана Фракасса (читай: бахвала). Разумеется, не без вмешательства большой любви. Всё в духе романтизма, «завтракающего одой и обедающего балладой»: если нищета, то тотальная, если любовь – то абсолютная, не требующая взаимности. Чувство де Сигоньяка ответно, но на дворе 1611 год, а в роли возлюбленной — самоотверженная инженю, ставящая честь доброго имени выше чувственных желаний. Вот и скитается герой по дорогам Франции вместе с труппой актёров, собирающей то хлебные ангары простолюдинов, то вдруг самый цвет нации. Под маской скрывается не человек, а собирательный образ – такова комедия дель арте, где Сигоньяку достаётся роль ничтожного хвастливого купчишки, получающего в простонародной буффонаде лишь пинки да насмешки. А за сценой он продолжает быть рыцарем своей Изабеллы, которая вскоре становится предметом притязаний очень знатного герцога.

Первое, что в постановке Евгения Каменьковича привлекает внимание, – дорога. Это пьеса-движение. Движение к лучшей жизни, как у де Сигоньяка, или движение как смысл этой жизни – в случае с разбойниками Огастеном и Чикитой или актёрами. Вот они уезжают на подиуме, браво распевая куплеты на мотив «Братца Якоба», а вот они снова на сцене и уже другой подиум везёт их вперёд. Дорога-серпантин, полная извилистых путей с крутыми поворотами. Она временно отнимает у труппы то одного, то другого собрата и навечно забирает прежнего Капитана – Матамора. Но настроение всегда артистичное, а повозка и дни катятся вперёд – в Париж, где любые таланты находят применение. Да, талантами постановка богата. Богата живой, оригинальной музыкой композитора Николая Орловского. Оркестр здесь – полноправный участник действия.  Вместо наивной простушки, «доброй, скромной и робкой» Изабеллы Мария Большова показывает нам уверенную барышню, чья мягкость давно обветрена бесконечностью пути. Она рычит, кусается и гримасничает; она сознаёт своё превосходство, даря плащ и ожерелье бродячей разбойнице; она понимает, что нелепо отвергать любовь знатного барона. Изабелла Большовой живёт на пару веков позже, в годы создания романа. В лирической сцене признания в любви мгновенный отказ Изабеллы от брака выглядит взбалмошным капризом, но благодаря этому да бурной и комичной реакции Сигоньяка (Александр Мичков) сцена не меняет общего настроения постановки. В мальчишеском романе не место продолжительным нежностям: эге-гей, где ваши шпаги, господа? Барон Мичкова благороден, хорош собой и влюблён «так искренно, так нежно». На дуэль он идёт по-мушкетёрски – с отчаянной храбростью. Сценические бои на шпагах Мичкова и его противников выразительны, пластичны и полны задора и юмора.

Здесь не пропущено почти ни одной линии, так тщательно, до мелочей, выписанных Готье. Режиссёр не забыл ни о похождениях длинноногого героя-любовника Леандра (Андрей Миххалёв), ни о вёрткой и музыкальной субретке Зербине (Полина Айрапетова). Каждый герой загружен работой, артисты много поют и появляются на сцене в разных образах, только успевай следить, как Леандр превращается в наёмника Лампура, а пышное убранство маркизы де Брюйер сменяется рваным платьем цыганки Чикиты. Маленькая разбойница с большим сердцем, жаждущим любви, Чикита – функционально важный герой романа Готье. Прыткая, дикая, ребячливая, отчаянная, смешная Роза Шмуклер, ставящая жирную точку в финале, – ценное украшение спектакля Каменьковича. Так же, как и ещё один герой. Видевшие постановку «фоменок» зрители больше не смогут произнести имя «Валломбрез», не придав ей интонации Юрия Титова. Распутный и богатый герцог, окружённый толпой поклонниц, оригинальный де Валломбрез Готье многословен, демонстративен, заносчив и кичлив. У Каменьковича это полноценный комический герой, хоть и не утративший ореола опасности. Незабываемая темпераментность, манерность движений и интонаций Юрия Титова преображает и переворачивает весь образ де Валломбреза, срывает с него маску всесильности – куда такому клоуну равняться с рыцарем без страха и упрёка, куда такому шуту добиваться Героини?

Финальный аккорд спектакля – сцена казни на Гревской площади и большой поступок маленькой Чикиты. На смену античному хору, поющему каноном душеспасительные вирши приходит звонкий романс Розы Шмуклер на стихи Теофиля Готье. Фееричный апофеоз для любимого романа юношества.

Источник: StartUp