RuEn

Мария Большова: «Чем ты ярче как личность, тем объемнее могут прозвучать определенные роли»

Молодая актриса Мария Большова не только удачно стартовала в труппе «Мастерской Петра Фоменко», но и снялась в нескольких фильмах. Однако жизнь ее, по собственному признанию, – это театр. Она мечтает стать «богемой» и походить на звезд Серебряного века, «лжет во благо» и искренне верит: для того, чтобы удача улыбнулась, нужно вначале «упасть на дно». Несколько штрихов к портрету.

Мария, в премьерном спектакле этого сезона «Седьмой подвиг Геракла» вы играете богиню Ату. И несмотря на то, что она олицетворяет обман и коварство, настаиваете, что Ата не отрицательная героиня и желает всем только добра…
Мне хотелось идти больше в глубину и, даже если в пьесе это не совсем закладывалось, сделать мою героиню многогранной. Ложь – это же фантазия, а на фантазии держится все искусство. По сути, Ата хочет помогать людям. А будешь ты сочинять сказки для детей или врать своему мужу, это уже ты сам решаешь.

Мы давно знаем, что любовь стучится в сердца даже обитателей Олимпа. И часто они направляют свои чувства в сторону простых смертных…
Мне нравятся древнегреческие боги, потому что в своих страстях они похожи на людей: и любят, и злятся… Это многое оправдывает: бог разгневался, и поэтому столько людей умерло. Ата, мне кажется, очень хочет быть полезна, хочет, чтобы ее любили, как других богов. Но ее презирают. И когда все же находится человек (его зовут Периклимен), которому она становится нужна, то она с головой кидается в этот роман. У моей героини еще есть линия взаимоотношений с Гераклом. Когда-то Зевс, чей разум помутила Ата, попался на уловку своей жены Геры, сделавшей так, чтобы сын Зевса Геракл не стал первородным и вынужден был подчиниться старшему брату. Разозленный Зевс прогнал Ату с Олимпа. С тех пор она была вынуждена жить среди людей.
Соответственно, теплых чувств к Гераклу Ата не питает. И тут опять включается момент страстности древнегреческих богов: у них есть личные враги. Геракл не любит ложь вообще, он очень честный и героичный, а она лгунья. Он с ней борется, и для нее это очень важная схватка, ведь в своей нелюбви к нему Ата подсознательно его любит. Это как Джокер с Бэтменом, ведь Джокер любит Бэтмена и нуждается в нем – так же и Ата с Гераклом.

А как вам кажется, в жизни ложь может быть во благо или правда всегда лучше?
Конечно, ложь лучше, надо врать постоянно! (Смеется). Я не обманываю по мелочам: если взяла сыр у соседа, то не буду говорить, что это сделал другой. Но я очень часто прибегаю ко лжи, чтобы не обидеть кого-то, чтобы не нарушить с кем-то отношения. Понимаю, звучит немного лицемерно, но в целом я честна в этих порывах. Отдаю себе отчет в том, что иногда мне приходится говорить то, что я на самом деле не думаю. При этом моя правда никому добра не принесет, а ложь принесет добро и мне, и другим людям; соответственно, я выбираю то, что будет благом, даже если это такой нечестный ход.

В обычном репертуарном театре вам бы, скорее всего, доставались лишь роли субреток. В театре «Мастерская Петра Фоменко» ваш диапазон постоянно расширяется. Когда будете готовы остановиться в своей разности?
Если только уйду в амплуа характерных героинь. Мне кажется, там мое место. думаю, в современном театре амплуа в чистом виде уже отжили. И потом, мне нравится отходить как можно дальше от себя. Маниакальность и характерность мне ближе. Я не очень признаю социальность и мораль в искусстве, когда ты четко делишь на добро и зло, на хорошо и плохо. Если появляется лозунг «Что мы можем сделать с этим?», это уже социальная штука. Мне больше нравится, когда ты лишь намекаешь на свое отношение. Может, это и есть искусство в чистом виде? Возможно, не очень правильно так рассуждать с учетом политической ситуации в нашей стране и мире. Сейчас актуальна борьба с расизмом и ксенофобией, и мы должны говорить об этом. Но я лучше выскажусь в своем «инстаграме», а на сцене расскажу про конкретного человека, не осуждая и не одобряя, а только любя, даже если он расист-гомофоб.

Вы склонны сразу пытаться присвоить и опробовать предложения режиссера, а дальше уже разбираться, правильно ли это, либо всегда имеете свое собственное видение?
В идеале, конечно, нужно, чтобы вы с режиссером пребывали на одной волне, и разногласия появлялись в каких-то мелочах, где бы вы спорили, находили истину и вместе творили. Но обычно тебе приходится соглашаться, потому что все равно этот человек – главный. И тогда ты просто протаскиваешь свою мысль спустя какое-то время. Пытаешься сделать и то, что режиссер попросил, и то, что сама придумала. Приходится подстраиваться, конечно. актер – это очень зависимая профессия. Я же очень компромиссный человек и всегда готова перестроиться и услышать, что от меня хотят. Существует спор: «артист должен быть личностью или краской?» Мне всегда казалось, что краской, и я готова работать с любым режиссером. Но в последнее время задумываюсь или даже просто чувствую: чем ты ярче как личность, тем объемнее могут прозвучать некоторые роли. Хотя, получается, таким образом отрицаю все остальное. (Смеется).

Мария, вы родились в актерской семье и изнанку профессии видели с самого детства…
Конечно, в каком-то смысле это плюс. Я очень люблю своих родителей, мне повезло с семьей. Благодарна абсолютно за все, что они мне дали, заложили, пока я росла, – невольно, потому что я просто присутствовала на репетициях, спектаклях, при их разговорах, обсуждениях, и у меня это уже в подкорке сидит. Но в то же время, думаю, от этого мне сложнее пробить потолок. Я особо не выходила из зоны комфорта, потому что всю жизнь так жила и захотела так же и продолжать. Хотя мне было очень страшно признаться родителям, что поступаю в театральный, и это было страшнее, чем общение со всеми педагогами вместе взятыми.

И когда пришло понимание, что эта профессия абсолютна ваша?
Лет до 16 я не хотела поступать в театральный, но по другой причине: мне казалось, что родители лучше меня. а потом поняла, что без этого не смогу жить, и решила попробовать. Ну, а почему нет? Мне было всего 17 лет, подумала: если что, я всегда смогу уйти в какое-то другое дело…
Да, у меня нет розовых очков, как у многих людей, которые думают, что артисты – это сплошные интервью, фотосъемки, классная жизнь. Но я очень люблю театр, весь процесс. Люблю прения, споры — не актерскую жизнь, а именно сам театр.
Если честно, я не принадлежу к тем людям, которые говорят: «Если бы я не занималась театром, я бы не занималась ничем. Это просто моя судьба, я больше ничего не смогу». Я умею очень многое и мне интересны самые разные вещи. И сейчас в свободное время есть разные хобби: леплю игрушки, занимаюсь английским. .. Мне кажется, нет артистов и не артистов, это такое же ремесло, как и любое другое, которому надо обучаться и в нем совершенствоваться. Я люблю театр и поэтому репетиции для меня – это классно, и даже если думаю, как устала, то все равно хочу продолжать. Если думаешь: «Жаль сейчас жизнь менять, но в целом я уже не хочу этим заниматься», то, наверное, это уже не твое стало. У меня похожая проблема со съемками, для меня это реально тяжелый процесс. видимо, поэтому я туда не особо стремлюсь.
В театре мы привыкли, что ты приходишь на репетицию, и вы с режиссером что-то обсуждаете, вместе придумываете… Даже если режиссер – тиран, все равно у тебя есть момент, когда ты говоришь: «Стоп! здесь подождите, дайте мне!» А в кино ты как будто далеко от режиссера, не знаешь его планов, чего ему хочется, по сути просто учишь текст и слышишь: «ну давай, быстренько там…» Причем довольно часто в кино тебе дают текст за несколько дней, бывает, и прямо на площадке… Мне бы хотелось перед съемками созваниваться со своим партнером и говорить: «Слушай, я здесь вот такое придумала, давай мы тут так попробуем, а здесь закрутим, а эту сцену так развернем…» На съемках почему-то это не принято. У нас будет пять минут на гриме, где мы будем сидеть рядом и что-то обсудим… Может быть, просто из-за того, что это такой быстрый процесс, где нет такой близкой связи, мне не очень удобно в нем.

Считаете себя богемой? Или к какому классу себя относите?
Я бы очень хотела ею быть. у меня сразу такие ассоциации, что это люди из Серебряного века, очень свободные, пишущие картины и стихи, вечно пьющие, не умеющие жить, но прекрасные, как цветы. именно по этой ассоциации мне кажется, что я не богема. я, наверное, немного ниже среднего класса. (Смеется).

Есть ли у вас какой-то способ, как расположить к себе фортуну?
Когда мне что-то не хочется делать, например, сниматься в каком-то коротком метре, где сценарием я не очень горю, но надо помочь человеку, и вот я еду в шесть утра и думаю: «Зачем я за это взялась, раз это не приносит мне никакой выгоды?» А после этого обязательно приходит что-то хорошее. Такой вот лайфхак.
Еще если у меня мало денег, и я трачу все до последнего и влезаю в долги, то деньги снова приходят. Сформулируем так: упади на дно, и удача тебе улыбнется.