RuEn

Нелюбовь

Кирилл Пирогов в своей родной «Мастерской Петра Фоменко» поставил чеховскую «Чайку» — мрачноватую, но эффектную. Без особых режиссерских «приправ» и новаций, но не архаичную. Солидную, размеренную, но не тяжеловесную, а легкую и даже порой с юмором. С ожидаемым распределением ролей, но не без сюрпризов.

Николай Симонов придумал основательную, немного неприветливую декорацию, в самом начале перекрыв для зрителей импровизированным «залом на пленэре» обзор спектакля Константина Треплева о мировой душе. В том числе, его дивную героиню, которая во время своего монолога взлетит в роскошном белом платье ввысь к колосникам. Чуть позже мощная деревянная конструкция, украшенная бубном, погремушками и сковородой, оперативно демонтируется и взору откроется просторный двор усадьбы Сорина. Во втором акте после большого антракта, связанного с перемонтировкой, действие переместится в бывшую гостиную, ставшую кабинетом, на антресолях которого расположится пианино. В этом кабинете Треплев встретится в последний раз с Ниной, здесь же задумчиво с обреченной улыбкой на устах порвет свои рукописи. А Дорн произнесет свою роковую финальную реплику. Владислав Фролов отменно поставил свет, а Мария Данилова, как всегда, придумала оригинальные костюмы (прежде всего, конечно, женские). Отмечу и превосходную игру прекрасного музыканта Алексея Соколова.

В который раз поражаюсь бездонности великой пьесы и перебираю в памяти виденные за длинную зрительскую жизнь «Чайки». Нынешняя стала в моем списке 35-й по счету, и каждая из них отличалась какой-то особостью. Пирогов поставил спектакль о нелюбви. О человеческом равнодушии, о нежелании понять ближнего, о своей рубашке, которая всегда ближе к телу. Аркадиной совершенно наплевать на сына, его спектакль и писательские поползновения. Треплева интересуют только его литературные опыты, и даже Нину он «обихаживает» без особого вдохновения и страсти. А к окружающим относится в лучшем случае равнодушно. Заречная не очень-то и мечтает о любви нищего провинциала, она жаждет познакомиться со знаменитым писателем и прославиться. Полина Андреевна ни в грош не ставит своего в общем-то симпатичного хлопотуна-мужа и, чувствуя, что ее время уходит, маниакально преследует Дорна. Последний же явно болен нарциссизмом и с наслаждением грезит о временах, когда он был jeune premiere’ом и кумиром всех шести окрестных усадеб. Маша лениво порхает по усадьбе как птичка божия, не зная ни забот и ни труда. Тригорину, судя по всему, вообще наплевать на всех и вся, в том числе на свою писанину. (Кроме рыбалки, разумеется). И Медведенко под стать всем: не похоже, что ему приходится «вертеться», добывая хлеб насущный. Старик Сорин с огромной седой бородой беззлобен, но безразличен, а во второй части – анемичен, и ему вовсе не до заботы об окружающих. Иногда даже кажется, что у персонажей нет особой охоты общаться друг с другом и не частые сборища вызывают у них скуку. И тем не менее они тянутся друг к другу, ибо идти больше некуда.

Все это, как ни странно, придает спектаклю изюминку. В размеренном, неторопливом действе есть свой странный ритм и смысл. И тебе интересно следить за броуновским движением героев, хотя ты наперед знаешь, кто и что скажет. А привыкнув к стилистике спектакля, даже понимаешь, как именно произнесет свою реплику тот или иной персонаж. И тем не менее в исполнении знакомых замечательных артистов чеховский текст звучит в основном свежо и ярко.

Точно и ярко играет Заречную молодая актриса Мария Большова, запомнившаяся автору этих строк своими виртуозными перевоплощениями в спектакле «Проклятый Север». Ослепительно красивая Нина с самого начала не кажется наивной девочкой. Она, судя по всему, вполне прагматична и расценивает свое участие в спектакле Треплева как возможный трамплин в карьере и в завоевании Тригорина. А Костю воспринимает как промежуточный этап на этом пути. Кирилл Пирогов не стал в финале делать из Нины надорвавшуюся от несчастий женщину. Напротив, она и в последней сцене вполне уверенна в себе, красива и элегантна. Хотя даже слишком: ее роскошное длинное концертное платье со шлейфом заставляет сомневаться в том, что она остановилась именно в провинциальном постоялом дворе.

Обворожительна, пластична и легка «как пух от уст Эола» золотоволосая красавица Маша Серафимы Огарёвой. Она пытается играть перед окружающими какую-то известную только ей роль загадочной и роковой женщины. Маша периодически принимает страстные позы, всеми силами стараясь продемонстрировать свою неразделенную и, скорее всего, придуманную любовь к Косте. Этой блистательной Маше явно не хватает воздуха в деревенской глуши, ее тяготит серость будней. И она в сердцах совершает необдуманные поступки, в том числе, выходя замуж за не очень-то умного, но доброго и бедного учителя. Но она отнюдь не теряет присутствия духа, со смаком пьет водочку и даже может иногда пошалить. Ее забавные прыжки по усадьбе в отместку зануде Аркадиной – очень остроумная находка режиссера! Хороша и Наталья Курдюбова в роли Полины Андреевны. Эта роковая, почти инфернальная дама вызывает священный трепет и даже оторопь. И ты понимаешь, почему Дорн так боязливо дистанцируется от нее: неровен час, вцепится такая в горло мертвой ведьминской хваткой!

Непредсказуемым оказался Тригорин Евгения Цыганова. Превосходный артист в очередной раз сделал весьма удачную попытку уйти от закрепившегося за ним в кино амплуа красавца-героя и секс-символа. Его Тригорин в затрапезном сереньком костюмчике напоминает другого героя Цыганова – униженного и оскорбленного Карандышева. Но в отличие от того, Тригорин никогда не унывает, любит пофилософствовать, и главное – порыбачить. И ты понимаешь, что совратить такого фетюка и подкаблучника для Нины не составит никакого труда.

Роскошно одетая Аркадина всегда в разные брючные костюмы Галины Тюниной – полновластная хозяйка положения, несмотря на то что ей каждое лето не дают лошадей. Такое впечатление, что она все знает наперед и заранее просчитывает свои и чужие поступки и слова. Очаровательная стерва Ирина Николаевна с ленивой игривостью устраивает обструкцию декадентскому зрелищу своего сына, а потом лицемерно спрашивает брата, что, мол, она такое особенное сказала Косте?! И столь же лицемерно после спектакля обнимает и хвалит Заречную, цепко наблюдая за ней и тюфяком-любовником, который по бесхарактерности может попасть в сети к востроглазой провинциальной красавице. (Осторожность никогда не помешает – видно, были прецеденты). Галина Тюнина блестяще играет длинную «тройную» сцену третьего действия – сначала с братом, потом с сыном и, наконец, с Тригориным. И только однажды теряет самообладание и срывается, скандаля с Костей. (Эта пронзительная, мощная открытая эмоция, обычно не очень свойственная тончайшей и трепетной актрисе, живо напомнила яростную сцену Галины в фильме Алексея Учителя «Дневник его жены»). Но через некоторое время после срыва Аркадина приходит в себя и ловко ставит на место своего невольника, который «из оков всечасно вырваться готов». Остроумно поставлен и сыгран эпизод, когда Аркадина с некоторой ленцой готовит мизансцену для окончательной атаки на любовника, бросая к его ногам свою роскошную, отороченную каракулевой смушкой тальму для того, чтобы и самой со вздохом улечься на нее и «припасть к его стопам».

Спустя почти 15 лет после премьеры «Трёх сестер» знаменитый театр вновь обратился к пьесе А. П. Чехова. Надо отдать должное Кириллу Пирогову, который отважился на неимоверно сложный и рискованный шаг. И этот риск оправдался. В его спектакле бережно сохранены театральные традиции и «лёгкое дыхание» «Мастерской П. Фоменко». Здесь нет аляповатой театральщины, формализма, режиссерских ухищрений, выворачивающих наизнанку суть великой пьесы. Немало в спектакле грустного юмора, столь свойственного театральным сочинениям Петра Наумовича Фоменко. Он не любил патетики, поэтому не буду употреблять высоких слов о дани памяти. Но нынешняя «Чайка» – это без сомнения поклон великому Мастеру.

Источник: Международный институт театра