RuEn

Мастер и ученик

В Москве начался фестиваль «Уроки режиссуры» в рамках биеннале театрального искусства

Премьера Римаса Туминаса открыла фестиваль «Уроки режиссуры». В его линейке в этом году — спектакли российских мастеров первого ряда, а в жюри — молодые режиссеры, лауреаты прошлого года.

[…]

«Мастер и Маргарита»

В Мастерской Петра Фоменко, похоже, решили, что заниматься режиссурой так же легко и приятно, как говорить правду. Недавнюю премьеру — «Мастер и Маргарита» — осуществила та же команда, а скорее, компания, что и спектакль по Гоголю «…Души». Только теперь на афише уже два имени постановщиков — Федор Малышев и Полина Агуреева. Жанр, обозначенный в программке, — «Московский шабаш в двух частях с одним разоблачением».

Первый акт полон находчивого драйва. Постановщики монтируют самые известные, знакомые до буквы куски романа: разворачивается диалог между Берлиозом и Воландом, просыпается в тяжком похмелье Степа Лиходеев, договариваются Варенуха и Римский, наконец, встречаются Мастер и Маргарита (Полина Агуреева здесь скорее патетическая декадентка, чем героиня романа). Напротив, Мастер Томаса Моцкуса — намеренно стертый человек без свойств, никакой не «трижды романтический», лишенный красок, как бы выцветший. 

Хороши Бегемот (Игорь Войнаровский), Коровьев (Федор Малышев). Азазелло решили по-модному сделать девочкой (Галина Кашковская). Еще создан собирательный персонаж — Москва, сочинены три большие массовые сцены — танцы в Грибоедове, кипиш на Патриарших, бал у Сатаны. Здесь много современной отличной музыки, образных отсылов к Роберту Уилсону, картинки-сцены чередуются стремительно, и ритм — один из главных поставщиков интереса. По Малышеву и Агуреевой, мир романа — сумрачный, теневой, лишенный света.

Признаюсь: об одной сцене спектакля хочется размышлять пристальней. Потому что в ней есть покоряющая, отдельная от литературы театральность — в эпизоде, когда Маргарита громит квартиру критика Латунского.

Полина Агуреева здесь выдает соло на нескольких барабанах, и в зависимости от того, как круто завинчивается спираль ее гнева, как нарастает ритм ее ярости, барабаны рокочут, гремят, шелестят. Маргарита крушит не только жилье подлеца, но всю опостылевшую жизнь, и голос актрисы, трубящей, шепчущей и выкрикивающей текст, сливается с боем барабанов в сложную джазовую тему, существенную для всей постановки.

Авторы спектакля находятся с текстом в некоторой излишне нервной полемике, настаивая на своем праве видеть «М. и М.» по-своему. Но никто этого права и не оспаривает — одно важно: зачем брать самый знаменитый, растасканный на клипы и комиксы, самый затверженный текст Булгакова — ради какой собственной мысли? «Москва изменилась, а люди все те же…» — эпиграф к спектаклю и, похоже, стержневое соображение. Но его масштаба явно недостаточно для тех, кто сегодня встал в длинную очередь трактовщиков романа. Пытаясь отринуть штампы прочтения, постановщики рождают свои: Пилат (Владимир Топцов), таскающий на плечах за собой Иешуа (Павел Яковлев) как бремя вины, бичующий свою больную совесть, может быть, сам по себе и хорош, но решение иначе как лобовым не назовешь.

Второй акт особенно обнаруживает отсутствие скрепляющей режиссерской идеи. Постановщики пытаются держать жесткую форму, но вовсе не все авторы ей родственны (почему-то вспоминается непреодолимая неприязнь Михаила Афанасьевича к типу театральности Всеволода Эмильевича). Всем известные тексты стоит ставить тогда, когда сценический результат богаче читательского воображения. Если беднее — стоит ли тратиться?

Спасает ситуацию то, что Полина Агуреева — серьезная, большая актриса и свою партию ведет хоть и неровно, но внезапно замечательно. Именно голос ее Маргариты звучит булгаковскими интонациями.

P.S.
Что объединяет два спектакля? Только контекст фестиваля «Уроки режиссуры»: в этом году Туминас — участник конкурса, Малышев — участник жюри. А уроки режиссуры, как показывает сценическая практика, можно извлекать всегда и везде.

Источник: «Новая газета»