RuEn

Пьеса о кремовых шторах

Культовая пьеса Михаила Булгакова «Дни Турбиных» возвращается на сцену Художественного театра. Для постановки приглашен режиссер Сергей Женовач, которого отличает вдумчивое и внимательное отношение к классическим текстам. Именно это позволяет открывать в них современный смысл

Легенда
Мировая премьера пьесы Михаила Булгакова «Дни Турбиных» состоялась в Художественном театре 5 октября 1926 года. Тридцатипятилетний дебютант был немногим старше своих героев. Позднее Булгаков опишет работу над спектаклем в «Театральном романе», поскольку процесс превращения романа «Белая гвардия» в пьесу «Дни Турбиных» сопровождался весьма драматическими (а порою и комическими) коллизиями. Существует несколько редакций пьесы, и отличия ее от романа весьма существенны: сокращено количество персонажей, изменена даже профессия главного героя. Но в результате получилась удивительно стройная по композиции драма, где чеховское настроение переплелось с острым ощущением обламывающейся под ногами грани времен. Квартира Турбиных оказалась островом (или ковчегом?) среди бушующей стихии гражданской войны, а герои вопреки всему сохраняли интеллигентность, доброту, внимание и заботу друг о друге.

Успех спектакля 1926 года был феноменальным. Ни для кого не секрет, что после революции 1917 года Художественный театр переживал репертуарный кризис, пытаясь найти пьесу, которая могла бы дать возможность показать современную действительность, не ущемляя эстетических принципов театра. «Дни Турбиных» стали именно такой пьесой, а участники Второй студии МХАТ, игравшие главные роли, заявили о себе как о достойных наследниках основателей Художественного театра. Булгакова обвиняли в апологии Белого движения, но Сталину спектакль нравился. По документам, хранящимся в музее МХАТ, он смотрел спектакль 15 раз! Именно благодаря вниманию «отца народов», «Дни Турбиных» были возобновлены в 1932 году, и в общей сложности постановка выдержала 987 представлений. 

В 1968 году МХАТ попытался вернуться к этой пьесе, но, увы, воскресить легенду не удалось. Тончайшая лирика отношений не давалась артистам, почему-то на первый план выдвигались военные эпизоды, а главное, было не очень понятно, чем «Дни Турбиных» интересны современному зрителю?

Риск
Конечно, ставить сегодня «Дни Турбиных», хотя бы и под авторским названием «Белая гвардия» (Булгаков хотел, чтобы спектакль назывался именно так), — это риск. Специалисты вспомнят немало постановок, где царские офицеры напоминали подгулявших денщиков, а Елену больше всех революций волновал Мышлаевский. Сыграть интеллигентность также трудно, как и аристократизм. И все же художественный руководитель МХАТ им. Чехова Олег Табаков пошел на этот шаг, пригласив Сергея Женовача с его опытом работы над «Идиотом» (Театр на Малой Бронной), «Месяцем в деревне» («Мастерская П. Фоменко»), «Горем от ума» (Малый театр). Режиссерской манере Женовача свойственна филигранная работа с текстом и отличная разработка ролей, чему, несомненно, способствует и педагогическая работа в ГИТИСе. 

Актерская команда собрана многообещающая. В роли Алексея Турбина — звезда сериалов и театрального Петербурга Константин Хабенский, который умеет сочетать внешнюю экспрессию с психологической глубиной и тонким лиризмом. Мышлаевского сыграет его однокурсник, также успешно работающий и в театре, и в телевизионном кино Михаил Пореченков. В роли Шервинского — Никита Зверев и Анатолий Белый. Лариосик — Александр Семчев, Елена — Наталья Рогожкина. Кроме профессиональных актеров в массовых сценах заняты солдаты срочной службы Кремлевского полка.

Художник Александр Боровский воздвиг на сцене некую вздыбленную конструкцию, весьма недвусмысленно символизирующую взорванный гражданской войной быт. Антикварная мебель среди всего этого смотрится очень живописно и даже трогательно.

Интервью с режиссером

- Сергей Васильевич, первый вопрос связан с распределением. Театроведы уже вспомнили фразу из пьесы про штаны Николки, которые нужно ушивать для Лариосика — она совершенно не соответствует фигурам ваших артистов…

 — Знаете, между текстом пьесы и реалиями спектакля всегда должен существовать некий зазор, даже конфликт, иначе мы впадем иллюстративность. Лариосика все привыкли представлять худым, изможденным, его внешность является как бы продолжением его чистого, почти детского восприятия мира. Но гораздо интереснее уйти от внешнего совпадения, тем более что у Булгакова есть разные варианты, в одном из которых Лариосик приезжает в Киев после того, как его бросила жена. И такой несколько неожиданный выбор на эту роль Александра Семчева, артиста тонкого, умного, есть поиск внутреннего совпадения актера с образом. Наш Лариосик в чем-то сродни толстовскому Пьеру Безухову, глубоко чувствующему и способному на большую любовь.

- Главные роли в вашей постановке исполняют два артиста, которые известны не только по театральным работам, но и по телесериалам. С вашей точки зрения, этот телевизионный опыт сказывается благотворно?

 — Прежде всего, это вопрос актерского дара, а этот дар уже может по-разному проявляться в кино, театре, на телевидении. И Константин Хабенский, и Михаил Пореченков — актеры замечательные. О результате пока говорить трудно, но процесс работы с ними мне очень интересен. Что же касается сериалов, то мне кажется, что они даже раскрепощают артистов, дают им новые технические возможности. Сериал требует от артиста постоянно находиться в тонусе, постоянно быть готовым к импровизации, давать быстрый отклик. 

- Насколько сегодня актуальны «Дни Турбиных»?

 — Я мог бы ответить, что классика всегда актуальна, но касательно именно этой пьесы, мне представляется, что она должна всегда быть в репертуаре — хотя бы в каком-нибудь одном театре. Это нужно и артистам, и зрителям. Проблемы, поднятые Булгаковым, важны во все времена. Как «Гамлет», как «Король Лир». Ну и момент перелома эпох во многом созвучен нашему времени. В такие моменты перед человеком всегда встает проблема: как жить, как выжить, как сохранить духовные ценности? Поэтому такая декорация — в ней не очень комфортно находится, за покатым столом не удобно сидеть, с него все скатывается┘

- То есть чай пить не будут?

 — Будут пить и чай, и водку — но в ситуации такого изломанного быта.

- А знаменитые кремовые шторы будут в спектакле?

 — Кремовые шторы — в душе.