RuEn

«Белая гвардия». Новый призыв

30 и 31 МАРТА на сцену выйдет весь «молодой» МХАТ им. Чехова — Константин Хабенский (Алексей Турбин), Наталья Рогожкина (Елена), Михаил Пореченков (Мышлаевский), Александр Семчев (Лариосик), Анатолий Белый (Шервинский) и другие. Руководство театра обещает, что цены на билеты не будут превышать 1000 рублей.

ПЬЕСА «Дни Турбиных» в самом МХАТе давно уже стала легендой. По преданию, это был любимый спектакль Сталина — он смотрел его 13 раз, чтобы, как он говорил, «знать врага в лицо». Поэтому режиссер Сергей Женовач обрек себя на заведомое сравнение. Однако режиссера это не пугает.

 — Мне кажется, что есть вечные пьесы, к которым необходимо возвращаться. Возвращаться именно в том месте, где они возникали. «Дни Турбиных» рождались в стенах МХАТа. Да, это была легенда, и легенду повторить невозможно. Но мне очень хочется просто сходить в гости к Турбиным: посидеть с ними за одним столом, выпить водки, закусить селедкой, поговорить про Петлюру, спеть «Дачников», а потом напиться и объясниться кому-то в любви.

К тому же «Белая гвардия» — пророческая вещь. Булгаков попытался описать в ней момент слома. Люди в одну секунду потеряли прошлое, не могут найти себя в настоящем, для них нет будущего. И сегодня мы переживаем похожий слом. Люди из одной эпохи попали в другую и не могут нормально жить, приспособиться к новым условиям.

Самый главный вопрос так и остался без ответа: как жить в момент перелома, как обрести себя в этом хаосе? Булгаков говорит о том, что обрести себя можно только малым кругом. Спастись при помощи близких людей, когда возникает чувство дома. И дело не в кремовых шторах и не в старой мебели, а в духе семьи. Он выколачивался из нас в течение многих лет. Советская власть превращала семью из места духовного спасения в безликую «ячейку общества».

- На главные роли вы позвали Константина Хабенского, Михаила Пореченкова, Александра Семчева. Таким образом вы пытаетесь привлечь народ в залы?

 — Да, зрители будут вспоминать и «Убойную силу», и «Агента национальной безопасности». Поначалу я тоже относился к людям, снимающимся в сериалах, с опаской. С другой стороны — жизнь коротка, и человек должен как-то реализовываться. Хабенский, Пореченков, Семчев и другие ребята, занятые в спектакле, снимаются в сериалах, но при этом они — потрясающие артисты. Их работа на телевидении — лишь малая доля того, что в них заложено. Я задумываюсь иногда: как же надо просуществовать в камере 15 секунд, ответить на вопрос «Где ты был?» — «Пиво пил» так, чтобы после этого тебя узнавала вся страна и воспринимала как близкого, родного человека. Здесь не все так просто.