RuEn

К Фоменко залетел «Мотылек»

Петру Наумовичу Фоменко только что присуждена премия «Чайка» в номинации «Патриарх». Без конкурентов. Однако Фоменко менее всего похож на патриарха. Вечно ищущий, вечно сомневающийся, парадоксально сочетающий верность традиции и склонность к эстетическому риску, неизменно чуткий к новизне, к талантам других. Это подтвердилось и в последней премьере театра «Мастерская Петра Фоменко» — спектакле «Мотылек» по пьесе Петра Гладилина в постановке Евгения Каменьковича.
Петр Гладилин — из немногих современных драматургов, сочиняющих неожиданные сюжеты. Место действия — армейский полк в метельных северных широтах. Действующие лица — люди военные, от полковника до рядового Коли Лебедушкина. Интрига — ЧП в полку. Причем ЧП такого масштаба! Однако к реалиям сегодняшней армейской жизни пьеса «отобразительного» отношения не имеет. И история с внезапным превращением тихого интеллигентного рядового Лебедушкина, москвича, отучившегося курс в театральном и пишущего пьесы, в барышню — всего лишь фабульная игра. Игра, несущая в себе, однако ж, глубокий смысл.
Да нет, не в дедовщине дело, якобы чудовищной силой своей оборотившей московского мальчика в девочку: единственный выход вырваться из ада. И уж тем более не в до боли волнующих нынче клубничных подробностях из жизни трансвеститов. Мотылек не имеет пола по названию. Полина Кутепова, актриса, не требующая подтверждения своей одаренности, играет в этой, согласимся, сверхсложной ситуации невозможное. Она играет душу. Некое существо, андрогина, человека ниоткуда. Ей удается играть внебытовое, бесплотное, легкое, призрачно-прозрачное, но при этом с мальчишеской лихостью, мужской решительностью и абсолютно женской незащищенностью и одухотворенностью. Это и проявляет суть пьесы, которая, повторимся, вовсе не про армию. Небытовая, нереалистическая, где одевание за 30 секунд и ползанье по мерзлой земле в полной боевой экипировке — всего лишь антураж, декорации, она — о неприкаянной и одинокой душе человеческой в этом мире, исполненном насилия и зла. Насилия не над телом — тело терпеливо и смертно, — над душой. И в этом поединке у Лебедушкина есть союзник — комполка, этакий увалень, полковник-лирик. Три войны за спиной, 25 лет в армии, мечта — командовать дивизией. Его играет Юрий Степанов, актер поразительной внутренней органики, в принципе невозможный в роли злодея. Ему выпало играть пробуждение души — в трепетной и мужественной связке с хрупкой Кутеповой.
И вот их странный дуэт, дуэт жертвы и палача┘ репетирует по ночам в армейском клубе Шекспира, «Отелло», точно двое обреченных на необитаемом острове┘ Этот спектакль — еще и гимн, ода искусству, театру, единственному прибежищу неприкаянным и крылатым душам. И, наверное, именно в театре Петра Фоменко, в нежной и мудрой режиссуре Каменьковича он и должен был появиться.