RuEn

Большой маскарад

Обозреватель «РГ» — Алена Карась — делится своими ожиданиями

Вчера вечером были объявлены лауреаты «Золотой маски». Но перед тем, как это случилось, обозреватели «РГ» решили поделиться своими прогнозами и симпатиями, которые не обязательно совпадут с решениями жюри. Организаторы финальной церемонии в Театре имени Моссовета назвали ее «массовым спортивным мероприятием по оздоровлению театра». Жанр придуман весьма кстати и вполне показан тому состоянию театра (по крайней мере, его драматической части), который был явлен на фестивале.

Алена Карась:
драма

«Золотая маска» для московских любителей драмы в нынешнем году была в основном виртуальной. Всего пять спектаклей из провинции, один из которых — «Дон Жуан» Морфова — уже был показан в Москве раньше. Если учесть, что в номинации «Новация» были представлены спектакли совершенно не драматические («Акценты», «Песни дождя» и «Триада» явно принадлежат широкому полю современного танца, а «Господин Кармен» и «Апокалипсис» — театру визуальному и акционистскому), то драматические критики на этой «Маске» особенно не напрягались. Новые художественные впечатления приходилось добывать на стороне — в грандиозных фантазиях новосибирской «Аиды», в форсайтовских хореографических эскападах Мариинки, в изобретательной и витальной пластике Татьяны Багановой из Екатеринбурга. И все же попробуем восстановить «драматический» контекст «Маски», и сегодня, когда вам уже известны имена очередных лауреатов, пофантазировать, кто бы это мог быть, на наш взгляд.

Полагаю, что основными конкурентами в большой форме должны были стать «Скрипка Ротшильда» Камы Гинкаса, «Дядя Ваня» Миндаугаса Карбаускиса и «Мещане» Кирилла Серебренникова. В каждом из них представлен определенный и яркий тип театра. Серебренников сочинил, возможно, самый провокационный спектакль сезона, предложив в качестве основной темы текущего театрального момента конверсию, соединение старого театра с новым, мастеров-академиков с острой, более или менее радикальной стилистикой нового времени. Думается, в этом смысле было бы справедливо отметить актерские работы Аллы Покровской и Дмитрия Назарова. Назаров, безусловный фаворит сезона, мог бы получить «маску», так сказать, по совокупности: за блестящие роли Астрова в «Дяде Ване» и Тетерева в «Мещанах». Среди женских работ ярко выделяется молодая Ирина Пегова в роли Сони («Дядя Ваня»).

В номинации «малой формы» неожиданно ярко вспыхивает в сознании провокативная, очень несбалансированная и графоманская по сути работа Андрея Могучего «Pro Турандот». Несмотря на то, что она не очень внятно и без видимой цели рассказана, в ней есть яркость, сила и непредсказуемость художественной фактуры. К безусловно ярким событиям сезона относится, на мой взгляд, и декорация Эмиля Капелюша к «Pro Турандот».

Тем не менее, думается мне, спектакли прошлого сезона не выдвинули безусловного лидера ни в малой, ни в большой номинации. За неимением такового «Скрипка Ротшильда» — страстное, горькое послание о проснувшейся на самом пороге смерти душе — вполне достойно может представлять лучший спектакль сезона в большой форме. В малой же наверняка будет отмечен хоть и мрачный, но цельный в художественном отношении спектакль Карбаускиса «Когда я умирала» в «Табакерке».

О номинации «Новация» хочется сказать особо. То, что в ней не представлен драматический театр, остро характеризует общую ситуацию в современном российском театре — предельно консервативном, с одной стороны, и эстрадно-развлекательном, с другой.