RuEn

Пограничное состояние

Миндаугас Карбаускис, поставил умную агитку о смерти.

«Рассказ о семи повешенных» в Театре-студии Табакова поставил молодой и талантливый Миндаугас Карбаускис. Он литовец, и режиссура у него литовская, сложносочиненная, неспешная, разговаривающая метафорами. У Карбаускиса есть любимая тема: в большинстве своих спектаклей он ведет разговор о смерти.

Что такое небытие? Это конец или начало чего-то нового? Как ведет себя человек перед лицом последней неизбежности? Карбаускис всматривается в нее с пристальным, почти болезненным любопытством, и проза Леонида Андреева для него была достаточно рискованным выбором.

В этом раздерганном, болезненном, нервном тексте речь тоже идет о смерти: пять террористов, матерый грабитель и убивший хозяина батрак ожидают казни, избежавший покушения министр наслаждается пакостной, бессмысленной жизнью, которая много хуже небытия. Это почти агитка, сочинение Андреева пошло — чего стоят хотя бы превращающиеся в коллективного Христа террористы, идущие на свою Голгофу в сопровождении двух разбойников. Но Карбаускис, по своему обыкновению, поставил умный, тонкий и на сей раз даже трогательный спектакль.

«Рассказ о семи повешенных» — молодежная работа, в ней заняты вчерашние студенты. Карбаускис умный режиссер, он извлек из этого все, что мог, — в его спектакле есть и восторг, и ощущение молодого братства. Хорошие молодые артисты бывают прелестны, но театр быстро вытравляет из них чистоту и наивность. Здесь они особенно к месту: влюбленная в профессию молодежь играет молодых людей, готовых умереть ради счастья других. 

А еще тут есть несколько замечательных и страшных, и трогательных сцен, постоянные рефлексии Карбаускиса — жизнь лишь миг, что там, за последней чертой? — и редкая на сегодняшней сцене слаженность режиссерского текста. В «Табакерке» вышел серьезный, умный спектакль, а Карбаускис написал новую главу в своей посвященной пограничным состояниям души сценической книге.