RuEn

Тополиный пух, жара, хрусталь

Первая театральная премия Москвы отметила свое 15-летие

Для пленэрных мероприятий столица наша оборудована плохо. Тем не менее «Хрустальная Турандот» в парке «Кусково» — это традиция, без которой июнь — не июнь и театральный сезон кажется оборванным на полуслове.

Главное достоинство «Турандот» заключается в том, что отсматривает спектакли и выбирает лауреатов абсолютно не театральное, хотя и чрезвычайно представительное жюри. Петр Тодоровский, Екатерина Максимова, Анатолий Приставкин, Юрий Черниченко, Андрей Макаревич. .. — ясно, что на этих людей, во-первых, трудно влиять, а, во-вторых, они не станут лоббировать «нужные» кандидатуры, поскольку профессиональные интересы жюриоров находятся в смежных, параллельных или вовсе перпендикулярных драматическому театру областях.

Внешние прелести «Турандот» очевидны. Это едва ли не единственное театральное мероприятие, которое можно считать светским — в полном и лучшем смысле слова. Не тысяча взопревших гостей в тесном зале, а 250 персон на свежеподстриженных газонах графской усадьбы. Минут сорок бомонд вентилирует легкие, пьет шампанское и общается, а фотокоры всевозможных изданий усиленно изображают из себя папарацци. Затем через анфиладу опять-таки графских апартаментов по войлочной дорожке — чтобы каблучками не попортили паркет — все направляются в парадный зал. Здесь, среди купидонов, лепнины и позолоты, проходит сама церемония. По окончании — фейерверк, от которого привычно содрогаются несколько новогиреевских микрорайонов, и банкет под сводами графской оранжереи. На метро к «Турандот» и обратно мало кто ездит, так что посиделки затягиваются до глубокой июньской ночи. Или до ранней июньской зари?

«Кусково» — колыбель русского театра (одна из колыбелей), здесь когда-то Прасковья Жемчугова получила вольную за талант и за красивые глаза, и бессменный президент «Хрустальной Турандот» Борис Петрович Беленький не забывает с гордостью помянуть, что является полным тезкой первого хозяина усадьбы. Нынешний представитель славной фамилии — Петр Шереметев — живет в Париже. А мы фланируем по его родовому гнезду в гламурных босоножках…

На сей раз темные аллеи принимали Михаила Жванецкого и Светлану Сорокину, Клару Новикову и Леонида Каневского, Павла Лунгина и Марию Миронову, а также бутовского героя Николая Сванидзе. Что касаемо театральных деятелей, легче перечислить, кого в Кускове не было. Народные кумиры демонстрировали сильно постаревшие лица и сильно омолодившийся состав жен — подчеркивая, что духом они во всяком случае тверды. Тем не менее аромат светлой грусти в воздухе витал (или это была агония отцветающих пионов?), и оркестр на балконе ностальгически наигрывал “Yesterday”…

По-настоящему взгрустнулось чуть позже — когда приз за лучшую сценографию (спектакль «Затмение», театр «Ленком») вышла получать вдова великого художника Давида Львовича Боровского…

В Кусково никого не заманивают просто так, чтобы какой-нибудь мэтр ушел отсюда с пустыми руками и ожесточенным сердцем. В каждой номинации один претендент, он же лауреат, но весь список оглашают только на церемонии. Единственное, что известно заранее, — кому достанется пафосный приз «За честь и достоинство». На сей раз его получал ньюсмейкер прошлой недели Лев Дуров. Уйти с поста главного режиссера Театра на Малой Бронной — решение, напрямую связанное для Льва Константиновича с понятиями профессиональной чести. Простое, но гордое достоинство Дурова эффектно оттенялось на сцене вальяжным, аристократическим достоинством вечнозеленого Владимира Зельдина…

Статуэтку за лучший дебют отдали перебежчику из поп-лагеря, бывшему smash'евцу Сергею Лазареву. Повод — роль Макса в комедии «Одолжите тенора», которую критики окрестили «№ 13» Пушкинского театра. Премию вручал Олег Табаков, видевший «Одолжите тенора», по его собственному признанию, «полтора раза». Выбор вручанта был тщательно продуман — Лазарев ведь заканчивал Школу-студию МХАТ. А что они с Табаковым оба явились в Кусково в пинковых сорочках — это чистое совпадение. Гармония душ.

Вторым триумфатором (триумфаторшей) «Пушки» стала Вера Алентова («Счастливые дни»). Хрусталь Алентовой передавал из рук в руки Алексей Баталов, и публика с восторгом перешептывалась, что годы, вполне естественно изменив Гошу, оказались не властны над его Катериной. 26 лет миновало с тех пор, как вышел легендарный фильм, а госпожа Алентова выглядит едва ли не ровесницей собственной дочери…

Лучшая мужская роль — Иудушка Головлев в трактовке Евгения Миронова. «Турандот» Миронову вручал Авангард Леонтьев, для чего оба примчались на край Москвы, только-только отыграв последний в этом сезоне «№ 13». Поддержать коллегу приехал и постановщик мхатовских «Господ Головлевых» Кирилл Серебренников. Правда, особых поздравлений Миронов не дождался — его наградам мы давно уже счет потеряли. Если переписать их столбиком, получится свиток такой длины, что худенького Женю можно будет опоясать два раза…

Лучший режиссер — худрук ТЮЗа Генриетта Яновская, спектакль"Трамвай «Желание». След на московских подмостках — болгарин Александр Морфов, поставивший «Затмение». Лучший спектакль сезона 2005/06 — «Рассказ о семи повешенных». Опять-таки хозяйство Олега Табакова, правда, на сей раз подвальное. Поздравлять актерский состав и режиссера «Повешенных» Миндаугаса Карбаускиса вышел Михаил Жванецкий — видимо, чтобы уравновесить мрачность самой вещицы. Шуток от классика марксизма-юморизма однако не дождались: Жванецкий, сам себе противореча, признался, что по театрам теперь практически не ходит, и тут же обвинил современную публику в легкомысленности…

За 15 лет на «Хрустальной Турандот» изменилось многое. Причем в лучшую сторону. Изменилась и сама принцесса, главная героиня церемонии. Кукольных, но безликих красоток отодвинули ради великолепной Марии Ароновой — актрисы, которой в новом поколении равных нет. Роль свата при китайской капризуле на сей раз исполнял Александр Адабашьян. Сватовство успехом не увенчалось, Турандот ведь «хроническая холостячка». В этом — залог нашей встречи через год. Там же, тогда же.