RuEn

Смертельные игры

За две постановки позапрошлого сезона в театре п/р Олега Табакова — «Когда я умирала» и «Дядя Ваня», собравших ни одну «Золотую маску» — журнал «Ваш Досуг» назвал Миндаугаса Карбаускиса режиссером года. В этом сезоне «Табакерка» сулит две новые его премьеры.

На этой неделе театр Табакова выпускает премьеру по прозе Леонида Андреева «Рассказ о семи повешенных». Режиссер Миндаугас Карбаускис не хочет отвечать ни на какие вопросы о своем спектакле: «Поверьте, я не кокетничаю. Просто не знаю, что говорить. Про что поставил? Ну зачем произносить заведомо глупые слова. Почему выбрал Андреева? Потому что интересен он мне. Что ждать зрителям? Откуда я знаю?! Театр — загадка. Ясно все станет только на премьере».

А так хотелось поговорить и, может быть, понять, почему этот молодой, успешный, талантливый светлоглазый красавец почти всегда ставит свои тонкие и трезвые спектакли о смерти. Почему она для него — мерило всего: любви («Старосветские помещики», МХТ им. Чехова), человеческого родства («Когда я умирала»), бытия («Дядя Ваня»)? Почему она незримо (а иногда и зримо) участвует в его играх с персонажами? Почему он так спокойно, непафосно, без мелодраматического надрыва и даже без трагизма, но непрерывно общается с ней на сцене? Он так бесстрашен по молодости или уже знает нечто? Тогда что?

И, наконец, почему он вдруг сделал такой простой, такой лобовой выбор? Ведь рассказ Андреева подробно, с литературными красивостями и авторским нажимом, описывает семь вариантов ожидания неизбежной смерти семерых, приговоренных к казни через повешение, и один ужас перед смертью, которую случайно удалось избежать.

Я почему-то уверена, что Карбаускису удастся избежать андреевской прямолинейности, что ему не изменят его удивительное чувство меры и ирония. И что свое чувство юмора он будет приберегать до следующей премьеры, которая, между прочим, будет называться «Мертвые души».