RuEn

«Времена… года…» в Театре музыки и поэзии п/р Е. Камбуровой

В предуведомлении к спектаклю Поповски заявляет: «… Не мучьте себя разгадыванием… Если в конце спектакля или завтра утром у вас в голове сложится история — это будет только ваша история. Мою я вам не расскажу…» У меня подобные рекомендации всегда вызывают подозрения — я иду на спектакль за чужими историями, мои-то как раз всегда при мне. Но «Времена… года…» — не тот случай, когда режиссер прикрывает свою несостоятельность стандартной демагогией. По-моему, Попоски рассказывает именно свою историю, и достаточно внятно, хоть и без единого слова. Начинается она в темноте где-то под черной тканью, которой затянута вся сцена — под ней мелькают едва очерченные образы, пятна света — эти образы словно просятся на свободу, «тень несозданных созданий колыхается во сне». Постепенно они обретают более зримые очертания. Четыре вокалистки под небольшой оркестр исполняют Вивальди и Гайдна в современной аранжировке с использованием аккордеона и и бас-гитары (музыкальная композиция — Олега Синкина). Вот окно, в окне девочка, на подоконнике — цветок, над цветком порхает бабочка. Вскоре оконное стекло покрывается дождевыми потеками. Меняется музыка — звучит Чайковский — меняется и изображение, теперь оно стилизовано то ли под старые фото, то ли под любительский театр, плывут на лодочке дети (все те же четыре вокалистки) в костюмчиках конца 19-начала 20 века. Следующая «картина» — современный урбанистический мир: вздыбленная сцена обнаруживает на изнаночной стороне городской пейзаж, вид мегаполиса сверху, исполнительницы в облегающих футуристических трико двигаются в паутине натянутых над «городом» нитей под танго Пьяццоллы, музыка звучит все агрессивнее, пластика становится все механистичнее, из-под потолка на них падают строгие концертные костюмы…

Чередование времен года происходит циклически, а историческое время движется линейно, поступательно, одни времена приходят вслед за другими. Но в закольцованной композиции спектакля и последовательное движение оказывается в результате цикличным. Такие вот «Времена…»

Однако музыкально изощренный и визуально изысканный спектакль кажется чересчур простым (не хочется употреблять более оценочное определение) на чисто технологическом уровне. Чаще бывает наоборот: формальными техническими наворотами пытаются прикрыть концептуальную скудость. А тут наряду с очень интересным использованием кукол (Елены Трещинской), театра теней, других интересных находок, режиссер не брезгует свечками, дымом и прочими примочками из обихода школьных утренников. Даже если такая «наивность» для Поповски принципиальна, общее впечатление от зрелища она только портит.