RuEn

Любители абсента

- А вы считайте меня галлюцинацией! — посоветовал, как известно, Бегемот Мастеру. К совету герой Булгакова отнесся, понятно, недоверчиво. Но тем, кто соберется на «концерт-галлюцинацию» Ивана Поповски «Абсент», рекомендуем вполне довериться режиссеру — чтобы получить свежее театральное impression.

Поповски, ученик Петра Фоменко, всерьез начал свою биографию с «Приключения» Марины Цветаевой, и двенадцать лет назад даже те, кто не признает «театров в щели», оценили артистизм и поэтическую энергию спектакля. И теперь, Поповски нашел свою «нишу» — обосновался в Театре музыки и поэзии под руководством Елены Камбуровой.

Абсент во многих странах запрещен, как галлюциноген. Но не во Франции, где напитку, на две трети состоящему из полыни, отдавали должное Рембо и Верлен, Ван-Гог и Тулуз-Лотрек, Арто и Дега. На галлюцинациях как потребности в побеге, способе открывать «третий глаз», методе освобождения — многое построено в театре и живописи ХХ века. И спектакль играет с этими смыслами и оттенками — ради игры.

Зрителей поведут по узкому коридору, в конце которого абсентовой зеленью замерцает свет. Крошечное пространство зала обжито на всех уровнях: актрисы, музыканты, вахтерша, «косящая» под «Любительницу абсента» Пикассо. Поповски изобретательно смешивает кабаре и домашний театр, привнося во все усмешку и ритм. Расслабленная томность сменяется напором, рассеянный свет — зеленым лучом лазера. Четыре галлюцинирующие кафешантанные дивы в центре зала внезапно преображаются в ведьм-хулиганок и стреляют из рогаток по театральным прожекторам… Героини демонстрируют несколько карикатурное изящество, французский шансон заполняет зал — прелесть спектакля в легкости, из которой без усилий возникает стильное зрелище.