RuEn

«Времена… года…» в Театре Камбуровой

«ДОМА» (у «фоменок») македонец Иван Поповски, получивший совсем недавно Пушкинскую премию и ставший культурным атташе Македонии в России, ставит «нормальные» спектакли с повышенной концентрацией поэзии. Зато в Театре музыки и поэзии п/р Елены Камбуровой, одном из самых оригинальных театров Москвы, сочиняет какой-то особый жанр, который можно было бы назвать материализовавшейся музыкой. Теперь москвичи смогут познакомиться с его четвертым экспериментом — «Времена… года…».
Когда-то Гидону Кремеру пришла счастливая идея объединить в одну программу «Времена года» Вивальди и Пьяццоллы, вплетая в жесткие синкопы Пьяццоллы стройные ритмы Вивальди и показывая, как изменилось само представление о гармонии и красоте. Иван Поповски пошел еще дальше — добавил Чайковского и Гайдна, а музыка Пьяццоллы в аранжировке пианиста Олега Синкина приобрела экспрессию прорвавшегося крика.
«Времена… года…» — это поступь времени, которая когда-то была мерной, а теперь превратилась в стремительный, задыхающийся бег. Вивальди — гармония сотворения мира, рождающегося по законам музыки (музыканты занимают театральные «небеса», а сцена, освобожденная от черного занавеса (хаос), отдана рукотворным визуальным эффектам. Вот чьи-то руки ласково крутят земной шар, вот первый в жизни дождь залил окно импрессионистскими разводами, а вот засияла радуга.
Чайковский — меланхолия и предчувствие конца золотого века. Четыре певицы, готовые к любым пластическим экспериментам (Елена Веремеенко, Надежда Гулицкая, Анна Комова и Елена Пронина), в пасторальных костюмчиках трех сестер и брата (привет дому Прозоровых), в антураже старинных фотографий поют Чайковского. А матерые слуги сверху усердно посыпают их дождем из фольги, листьями и снегом из ваты. И, когда четыре полудетские поющие фигурки заметает снег, один из них не может удержаться, чтобы не всхлипнуть.
Пьяццолла — хрип и крик огромного мегаполиса, зажатого в небоскребах, затянутого в высоковольтные провода, в которых запутываются даже птицы или ангелы (те же певицы). Так возникает красивый и жутковатый образ нашей цивилизации, в которой времена года слились в одно стремительно несущееся время.