RuEn

Чарующий «Сон…»

Московский театр «Мастерская Петра Фоменко» открыл сезон премьерой прошлого сезона «Сон в летнюю ночь» по Шекспиру. После смерти мастера театральный люд взволнованно ожидал, как он будет выживать без своего отца-основателя, куда вырулит. Прошло три года со дня смерти Петра Наумовича. Было сыграно несколько премьер, которые картину, увы, особо не прояснили. И вот наступил тот день, когда можно смело сказать: дух и заветы Петра Фоменко не покинули эти стены.

Пьесу Шекспира «Сон в летнюю ночь» поставил Иван Поповски — верный ученик Фоменко. Каждый новый его спектакль всегда ждешь с радостным предвкушением театрального счастья.

Давно уже постановки режиссера, успешно работающего еще и в Театре музыки и поэзии Елены Камбуровой, стали изысканным украшением московского ландшафта. Но там он ставит ювелирно, мелким штрихом. Здесь же на большой сцене буйство режиссерской фантазии поражает воображение. Снова Иван Поповски не обманул ожиданий: странноватый сюжет с тремя параллельными планами, изобретательно интерпретирован и превосходно обыгран актерами разных поколений «фоменок» в лучших традициях одного из самых популярных и невероятно любимого публикой театра, где, к счастью, не особо рьяно гонятся за европейской модой, не злоупотребляют злободневностью и гражданским пафосом.

Нынче в Москве на подмостках идут сразу несколько «Снов…», но самый пленительный — у «фоменок», наверное, благодаря тому, что не претендует на какое-то новое, нетривиальное прочтение сказочного сюжета, впрямую не делая аллюзий на сегодняшний день. Да и странно бы это было. Он просто красивый, остроумный и талантливый. На мой взгляд, этого вполне достаточно, чтобы стать событием даже на фоне вполне успешного прошедшего московского театрального сезона.

В пьесе-сказке «Сон в летнюю ночь» — три сквозные сюжетные линии, связанные между собой грядущей свадьбой герцога Афинского Тезея и царицы амазонок Ипполиты. В начале герои все в белых одеяниях и поставлены на котурны (в прямом смысле), однако они то и дело начинают смешно прихрамывать, теряя один из них и тем самым снижая пафос собственной значимости.

Блистательные «старички» Галина Тюнина и Карэн Бадалов играют большую зрелую любовь Тезея и Ипполиты, на пути которой стоят чисто психологические проблемы. В другой, сказочной, реальности они же преображаются в царицу и царя эльфов — Титанию и Оберона, которые ссорятся по более мелким поводам. На этом фоне резвится молодежь: Лисандр и Деметрий страстно любят красавицу Гермию, а дурнушка Елена без ума от второго. Убежав из Афин в лес, Лисандр и Гермия — Серафима Огарева и Александр Мичков — попадают в царство эльфов. Гермия любит Лисандра, но отец запрещает ей выйти за него замуж, и тогда влюбленные решают бежать из Афин, чтобы обвенчаться там, где их не смогут найти. Следом за ними в лес отправляется и другая пара.

Там-то с ними и происходят разные головокружительные (в прямом смысле) метаморфозы благодаря воле Оберона. Он был в тот момент в плохом настроении из-за ссоры с Титанией, поэтому дает указание своему слуге Робину (замечательный Амбарцум Кабанян) смешать все карты, все перепутать, чтобы две пары «перелюбились» по-другому. Он и жену не пощадил, в результате чего Титания не на шутку увлеклась Ослом…

Сказочка эта хороша тем, что дает фантастический простор для театральных решений. Визуальный ряд блистательно разработан художником Ангелиной Атлагич, придумавшей удивительные костюмы для всех персонажей — от аристократов до ремесленников, которые играют смешной спектакль про Пирама и Фисбу. Пластикой «заведовал» Олег Глушков, придав действу объемность и «воздушность».

Иван Поповски придумал так, что свисающие полотна ткани — то белые афинские колонны, то серебристо-голубые деревья таинственного леса. Вообще в спектакле эти подсвеченные полотна играют свои роли. Используя их, герои лазают, закручиваются, делают невероятные кульбиты. Молодые артисты, особенно Елена — Ирина Горбачева — самоотверженно, прямо по-цирковому совершают немыслимо сложные телодвижения. 

В ролях ремесленников, разыгрывающих «Пирама и Фисбу» выступили Кирилл Пирогов (та самая Фисба), Андрей Казаков (Пирам и Осел), Рустэм Юскаев, Никита Тюнин, Олег Нирян, Степан Пьянков. Эта компашка щедро повеселила участников свадебного пира и особенно публику в зале! А вот свита Титании — это вообще что-то невероятное: над сценой, где-то в воздухе парят музыканты в светящихся сказочных одеяниях…