RuEn

Зеленые феи в плену у зеленого змия

Нас приглашают поселиться в «Абсент» на сцене театра Елены Камбуровой

Иван Поповски — узкий специалист, что означает некоторую ограниченность, но вместе с тем и завидное постоянство. Уже больше пятнадцати лет он пытается примирить театр с высокой поэзией.

Когда-то в далеком 1991 году, еще студентом Петра Фоменко поставив «Приключение» по Марине Цветаевой, доказал почти невозможное. А именно: театр и поэзия могут прекрасно уживаться, музыка стиха и стихия лицедейства сосуществуют не в ущерб друг другу. Но с тех пор, как македонский режиссер увлекся исключительно музыкальными постановками, стало понятно, что он сдает свои пограничные укрепления и ищет убежище на территории поэзии. 
Работать с актером ему больше неинтересно, он пользуется им как изящным орнаментом. В рассыпанных по столу шелковистых волосах, в кистях рук, в выгодно застывшей перед зрителем ножке в маленькой туфельке, в грациозной линии шеи столько поэзии, столько услады для глаза! Молчи, разум, пойте, чувства, забудьте свой французский, он ни к чему на концерте — галлюцинации по стихам поэтов и композиторов эпохи декаданса.
В течение спектакля вы переживете постепенное погружение в абсент. В начале зрители входят в узкий и темный коридор и видят, как в глубине его светится заманчивый зеленый напиток, зовущий в мир безумия и грез. На камерной сцене четыре актрисы-певицы — Елена Веремеенко, Ирина Евдокимова, Анна Комова и Елена Пронина — изображают одержимых колдовским зельем, которое «может уничтожить или обновить прошлое, отменить или предсказать будущее». Они то заламывают руки, в изнеможении распластавшись на столах и лишь время от времени находя в себе силы поднять голову и спеть. То вдруг исполняются энергии, прыгают со стола на стол, стреляют из рогаток в потолок. Движения актрис, напоминающие порой картины Пикассо и Тулуз-Лотрека, часто и сами начинают казаться пьяными грезами, переживаемыми уже зрителем.
Песни, которые они поют, — Шарля Трене и Лео Шольяка, Луи Феррари и Жака Планта, Барбары, Поля Мисраки и других французских шансонье — должны быть непонятны, даже если зритель и знает французский. 
«За музыкою только дело», — гласит цитата из Поля Верлена в программке спектакля. Только звуки, лишенные смысла, музыка и движения — это то сочетание, которое действует подобно заклинанию, превращая самого зрителя в абсентиста. В финале спектакля вы обнаружите это, увидев, как сквозь ваше собственное тело лазер высветит бутылку магического напитка.