RuEn

Зелененький

Режиссер Иван Поповски, ученик Петра Фоменко, переносит из прошлого сезона свою последнюю премьеру — атмосферную композицию о запрещенном напитке.
Македонец с воландовской внешностью Иван Поповски ставит в Москве изысканные спектакли, балансирующие на грани жанров. Последняя его премьера — «Абсент» — состоялась в конце прошлого сезона в театре Елены Камбуровой, далеко от театрального центра столицы.
Концерт-галлюцинация — так Поповски определяет жанр постановки — начинается с перформанса: зрителей провожают в зал по узкому коридору, освещенному зеленоватым светом; из всех гримерок, ниш и закутков выглядывают музыканты. Они играют и поют, повсюду мерцают бокалы и бутылки с бутафорским ядовито-зеленым зельем. Даже бабушка-вахтер в таком интерьере напоминает «Любительницу абсента» Пикассо.
Поповски весьма искусно организует неудобное пространство театра. На балконе за полупрозрачной занавесью играют музыканты, а внизу на столиках полулежат ничком четыре девушки — очевидно, они уже отведали 70-градусного эликсира. Они поочередно приподнимаются и поют на французском. В программке подробно перечисляются все звучащие со сцены песни, но Поповски убедительно просит зрителей не пытаться вникнуть в их содержание и вообще забыть на время спектакля французский язык, доверившись самой атмосфере парижских кафе позапрошлого века. Ее режиссер создает из сочетания баловства, призывной распущенности, стилизаций под ретро и почти кинематографических приемов, напоминающих съемку через фильтры, размывающие контуры. В мизансценах то и дело угадываются сюжеты и композиции картин Тулуз-Лотрека, Ван Гога, Дега и Пикассо. Неуравновешенное состояние нетрезвой женщины, разгульной и тоскующей, Поповски передает, выстраивая сумбурную череду печальных песен, шаловливых сцен и медленных гулких вокализов.
Апофеоз абсентного буйства — лазерное шоу, которое Поповски устраивает в крохотном зале, раздвигая пространство и создавая у зрителей иллюзию головокружительного опьянения. В клубах театрального дыма два горизонтальных луча с ядовито-зеленым светом проходят сквозь и над зрителями — режиссер как будто погружает публику в огромный изумрудный бокал; разводы искусственных облаков оживают от любого движения. 
Поповски сдал незаметный экзамен — взялся за опасный «декадентский» материал, который, казалось, сам исподволь подталкивал его к пропасти пошлости. Сплавил эклектичный, разностильный набор в цельную композицию, одновременно «атмосферную» и доступную для понимания. 
Time Out Москва. Репертуар театров