RuEn

«Алиса» без лишних смыслов

Кэрролловская «Алиса» в этом сезоне востребована разными видами искусств: фильм Тима Бертона, выставкa рисунков Владимира Клавихо-Телепнева в галерее Art Space Vinissimo. И наконец, спектакль «Алиса в Зазеркалье», поставленный Иваном Поповски с актерами студии при мастерской Петра Фоменко.

Ровно за два месяца до премьеры «Мастерской» Константин Богомолов выпустил в"Табакерке" спектакль «Wonderland-80», в котором Алиса стала персонажемдовлатовского «Заповедника», а бесконечная пьянка советских писателей

Ровно за два месяца до премьеры «Мастерской» Константин Богомолов выпустил в «Табакерке» спектакль «Wonderland-80», в котором Алиса стала персонажем довлатовского «Заповедника», а бесконечная пьянка советских писателей рифмовалась с безумным чаепитием. Главный смысл спектакля был в том, что сквозь вязкое, полное абсурда брежневское безвременье откровенно просвечивало сегодня, отчего действие получало особый драматизм. Если у героев Довлатова было два выхода: спиться или уехать в эмиграцию, то теперь миф о безоблачной эмигрантской жизни давно развеян.

Среди ближайших родственников «Wonderland-80» стоит назвать «Алису в стране чудес», поставленную лет пять назад в театре «ОКОЛО» Юрием Погребничко. Местоположение страны чудес там определялось с ходу, поскольку в роли Алисы выступал немолодой Алексей Левинский в лагерном ватнике.

Справедливости ради напомним, что сам Кэрролл, то есть Чарльз Лютвидж Доджсон, протестовал против «вчитывания» в его сказки разных аллегорических смыслов, хотя удержаться от этого почти невозможно. Чего стоит рассказ одного из персонажей Зазеркалья о том, чему учат юных мальков на уроках Мать и Мачехи: почитанию, давлению, уважению и искажению, а также лживописи и натюрмордам…

Македонец Иван Поповски, ученик Петра Фоменко и один из «кирпичей» «Мастерской» (так «фоменки» именуют выпускников курса, из которого возник театр), похоже, твердо решил держаться совета Кэрролла и сделать спектакль для детей. Ну а взрослые вольны выискивать в нем все, что их душе угодно.
Консультант по иллюзиям

«Алиса» — очень красивый спектакль, придуманный целым союзом художников: Вадимом Волей, Константином Лебедевым, Владимиром Максимовым, Юлией Михеевой, Ольгой-Марией Тумаковой, самим Иваном Поповски и всеми актерами студии при «Мастерской». Кроме их имен в программке значится прямо-таки булгаковская должность: консультант по иллюзиям — Рафаэль Циталашвили.

Спектакль начинается с того, что огромная золоченая рама, обрамляющая театральный занавес, превращается в тающую на глазах зеркальную гладь — целое море Зазеркалья, как выразилась моя 12-летняя спутница. Пол, на котором Алиса (Вера Строкова) прыгает, играя в классики, оказывается шахматной доской… Чудес на сцене происходит столько, что фильм Тима Бертона с его цифровыми эффектами отправляется на заслуженный отдых. Чего стоит сад с кокетливыми живыми цветами и кустами в форме шахматных коней, которые так и норовят ускакать; улыбка Чеширского Кота, мелькающая в глубине сада, то есть на продолжающем сцену экране. Или финал первого акта, когда Белая Королева (Моника Санторо) сперва превращается в белую овцу, торгующую в лавке всякой всячиной. А потом вдруг, точно как во сне, лавка на глазах становится лодкой, вязальные спицы в руках овцы оказываются веслами, экран превращается в реку с кувшинками, по которой плывет лодка (на самом деле вертикально и неподвижно стоящая) — и тут не только дети, но и многие взрослые начинают прямо вопить от восторга…
О ком печется хлеб

Несмотря на наличие маленького живого оркестра, расположившегося перед первым рядом, поют в «Алисе» не так уж много — ровно столько, сколько куплетов и стишков в сказке Кэрролла. И это, вероятно, главный и единственный недостаток спектакля. Будь он еще и мюзиклом, ему без всяких колебаний стоило бы отдать все театральные премии. В драматическом спектакле взрослый зритель кроме точного следования духу автора привык считывать режиссерскую концепцию, тот современный смысл, который вкладывает режиссер в сказку Кэрролла, но этого в спектакле нет. Перефразируя Станиславского, можно сказать, что режиссер Иван Поповски полностью растворился в тексте Кэрролла, оставив себе нечто вроде улыбки Чеширского Кота, вроде бы усмехающегося над происходящим, а вроде бы и нет.

В перерывах между визуальными эффектами иной взрослый может на этом спектакле слегка заскучать, но дети от 3 до 18 лет будут в восторге. Потому что «Алиса» не только полна волшебства, но и сделана без обмана. И актриса Вера Строкова в роли семилетней Алисы действительно похожа на девочку. Она чуть угловата, слегка сутулится, бегает, размахивая руками, и до того серьезна, что временами напоминает старушку. Остальные исполнители подкупают не только обаянием и виртуозными превращениями (почти всем досталось по несколько ролей), но абсолютной верой в то, что все эти нагромождения путаницы и волшебства, поединки Льва с Единорогом, спор с Шалтаем-Болтаем, чаепитие с Черной и Белой Королевами и трагическая песенка про юных устриц, отправившихся на прогулку с Моржом и Плотником, — все это очень-очень важно.

И если вы до сих пор не поняли, в чем тут соль, тогда попробуйте задаться правильными вопросами: почему мальков на дне морском учат гораздо глубже, чем английских девочек? А чем ворон похож на конторку? А о ком печется хлеб?

http://www.infox.ru/afisha/theatre/2010/06/29/alice.phtml