RuEn

Романтизм за занaвеской

Музыкальный спектакль «Р. S. Грезы…». Театр Елены Камбуровой

После долгого ремонта напротив Новодевичьего монастыря открылся Театр Елены Камбуровой. «Я давно мечтала о помещении для Театра Музыки и Поэзии, — рассказывает Елена Антоновна, — и благополучно промечтала бы о такой роскоши до сегодняшнего дня. Но на фестивале в Германии познакомилась с одним весьма влиятельным человеком. Мы с Градским возвращались домой поездом, и этот человек ехал с нами в одном купе. Разговорились о творчестве, и новый знакомый сказал
нам: „Ребята, у вас обоих будут свои театры“. И, знаете, он не только оказался пророком, но и очень помог мне на первых порах».
Заветная мечта сбылась: появилось полноценное помещение, начались премьеры. Первая среди них — «Р. S. Грезы…» по песням Роберта Шумана и Франца Шуберта.
Сказать честно, название, на первый взгляд, показалось слишком загадочным, а содержание скучным. Песни Шуберта и Шумана… Что может быть банальнее для современного слушателя? Между тем спектакль оказался интригующим: Шуберт, исполняемый бас-гитарой,
клавишными и ударной установкой и представляющий собой синтез разных стилей и направлений классики, джаза, рока… Настоящий фьюжн.
Четыре солистки (Е. Веремеенко, И. Евдокимова, А. Комова и Е. Пронина) вместе с шестью инструменталистами были вовлечены в непрерывное актерское взаимодействие. Каждый из шестнадцати номеров программы — законченный шедевр, в зависимости от ситуации, представляющий собой либо статическую картину, либо состоящий из чудесных мизансцен и игровых сюжетов. Чего стоят только замечательная «Форель», «выловленная» флейтой Николая Попова, или «Лесной царь» в четырех лицах! Несмотря на то, что зал вмещает небольшую горстку зрителей, в конце исполнителям устроили настоящую овацию. 
Интересно обрамление спектакля, сделанное по кинематографическому принципу «приближение — удаление». В начале сцена задернута двумя полупрозрачными занавесями, и солистки,стоя перед ними на авансцене, поют без микрофонов как бы рядом со зрителем, почти что вместе с ним. И только потом они поднимаются на сцену, занавес отодвигается, и начинается собственно спектакль. Теперь они уже актеры, они уже играют, а мы смотрим со стороны…
Подобным же образом решена концовка — сцену закрывает полупрозрачный занавес, сквозь который видно как музыканты собираются вокруг рояля, зажигают свечи… Такой вот романтический постскриптум.
В общем, если вы хотите проникнуться духом романтизма, у вас теперь есть точный адрес.