RuEn

Фокстрот, канкан, абсент

Лондонский и московский театр сыграли кабаре

(отрывок статьи)

Показ лондонских «Манекенов Тейлора» на Чеховском фестивале можно назвать случайной рифмой к недавней московской премьере — «Абсенту», поставленному в Театре п/р Елены Камбуровой Иваном Поповски. Оба спектакля сделаны в традиции кабаре, отыгранной, однако, совершенно по-разному. Причем в смысле качества и стиля — 7:0 в нашу пользу.

“?”

«Абсент» — наверное, самая скромная из последних московских премьер — иллюстрирует, как в рамках примерно того же жанра можно придумать изящную стилистическую игру. Режиссер Иван Поповски и Театр п/р Елены Камбуровой счастливо нашли общий язык, соединив традиции кабаре и домашнего музицирования. 
Программка любезно предоставляет зрителю необходимый минимум информации как медицинского, так и культурного свойства. Абсент — алкогольный напиток изумрудно-зеленого цвета, крепостью около 70%, содержит полынь, в больших дозах вызывает слуховые и зрительные галлюцинации, сходные с наркотическим опьянением, в очень больших — приводит в сумасшедший дом (так, во всяком случае, считали в XIX и начале ХХ в.). Богемный ореол вокруг означенного зелья хорошо известен: в абсенте знали толк Бодлер, Рембо, Верлен, Мопассан, Ван Гог, Дега, Тулуз-Лотрек. Для Ивана Поповски этот список, разумеется, самое важное.
Московских постановок у македонца Поповски сейчас немного, но тем, кто видел старые, еще студенческие спектакли «Мастерской П. Фоменко», конечно же не надо напоминать: «Приключение» по пьесе Марины Цветаевой, разыгранное в узком коридоре ГИТИСа, было вещью изумительной и ни на что не похожей. Из репертуара «Мастерской» этот спектакль исчез несколько лет назад. Еще меньше прожил блоковский «Балаганчик» — следующая работа Поповски. Сейчас в театре Фоменко можно увидеть только «Отравленную тунику» по пьесе Гумилева — третью попытку Ивана Поповски увлечь артистов «Мастерской» на излюбленную территорию поэтической драмы Серебряного века. Еще недавно казалось, что всей остальной театральной Москве интересы македонского режиссера совершенно чужды, но два года назад место для них нашлось.
Назвав свой проект Театром музыки и поэзии, Елена Камбурова пригласила постановщика, чье сценическое мышление соответствует этой вывеске идеально. Поповски ставит здесь уже третий спектакль: до этого были «Капли датского короля», посвященные Булату Окуджаве, и «P. S. Грезы?» на музыку Шумана и Шуберта. «Абсент» — тоже спектакль-концерт или, по авторскому определению, «концерт-галлюцинация». Содержание сценических грез представить несложно: разумеется, кабаре, канкан, шансон, неизбежная в избранном контексте «Любительница абсента» Пикассо; культурная память услужливо подскажет и весь остальной круг ассоциаций. Вообще-то все то же самое можно подать довольно пошло, но Поповски умеет преподнести эту игру в декаданс в равной степени красиво и иронично. Иначе говоря, в «Абсенте» чувство меры — первейшая вещь. Важно, впрочем, и то, что это уютный спектакль с любовно (и забавно) продуманной домашней атмосферой, в создании которой участвуют не только артисты и музыканты, но, похоже, и все остальные работники театра. Тут даже у администратора дело буквальным образом в шляпе, которую надо снять в строго определенный момент.