RuEn

Иван Поповски построил для Алисы Зазеркалье

В Мастерской Петра Фоменко режиссёр Иван Поповски выпустил «Алису в Зазеркалье»

Как известно, Чарльз Лутвидж Доджсон, он же Льюис Кэрролл, является одним из основателей математической логики. Тем «страньше» и «чудесатее» выглядят его абсурдистские построения, словесная эквилибристика и фантастическая логика в сказках про Алису. Абстрактное мышление, столь необходимое для математики, отозвалось в литературе самым фантастическим образом. Режиссер «Мастерской Петра Фоменко» Иван Поповски послушался совета писателя не объяснять его выдумки, а задался целью воплотить их на сцене.
Явить миру реальных ШалтайБолтая, Труляля и Траляля, битву Льва и Единорога, поедание устриц, да и само попадание в Зазеркалье в конце концов! Над его воплощением потрудился целый «союз художников» (куда входят даже такие экзотические специалисты, как мастер по светящимся объектам и консультант по иллюзиям), перед которым хочется снять шляпу — более красивого и изобретательного спектакля во всей Москве не сыщешь. Особенно это касается фантастической красоты костюмов сербской художницы Ангелины Атлагич. 
В наших театральных школах режиссеров не особенно-то и учат технологиям чудес — жизнь человеческого духа важнее.
Однако македонец Иван Поповски практически никогда не интересовался бытовым театром: поэзия, опера, музыкальные спектакли в театре Камбуровой (в обозримом будущем — мюзикл, а в мечтах — даже цирковое представление) заставляли его искать соответствующий театральный язык, который усложнялся от спектакля к спектаклю. Кроме того, Поповски всегда интересовался фокусами и шоу иллюзионистов. Разумеется, он вовсю использовал видеопроекции и совершил почти невероятное — реабилитировал этот уже заигранный прием, которым художники и режиссеры часто компенсируют провалы в театральном мышлении. 
В «Алисе» видеопроекции с английскими замками, летающими слонами, подземными рощами корней и курительной трубкой вместо дымовой трубы радуют глаз, как хорошие иллюстрации для детской книжки.
Впрочем, самые лучшие чудеса, как водится, изготовлены на чистом сливочном масле театральных средств. Граница реального и зазеркального мира проходит по колеблющемуся черному занавесу с прорезью — этакий горизонт событий. 
Оттуда же в финале высунется черная невидимая рука и конфискует у вернувшейся Алисы (Вера Строкова) зазеркальный реквизит — королевскую корону.
Морж и Плотник (они же Труляля и Траляля) в исполнении Игоря Войнаровского и Дмитрий Рудкова поедают устриц в исполнении актрис в шляпках-чепчиках с испуганными лицами поедаемого деликатеса; поворот вокруг своей оси — и вот в руках двух обжор пустая шляпа-раковина. У массивного шкафа ловко опускаются створки, Алиса быстро укладывается на полочку, по заднику бежит водная рябь с проплывающими кувшинками — и вот вам, пожалуйста, вид сверху на плывущую лодку готов.
Ностальгические стихи Кэрролла об ушедшем времени и постоянстве памяти, обрамляющие «Алису в Зазеркалье», в спектакль не вошли. Ностальгии в нем нет, как нет и личного сюжета, позволяющего критику бойко сформулировать о чем спектакль. Зато есть абсолютный восторг ребенка, которому позволено придумать, сделать и всласть наиграться в любые самые фантастические игры и игрушки.