RuEn

То ли явь, то ли сон, не пойму

В театре музыки и поэзии под руководством Елены Камбуровой уже второй сезон с аншлагом идет спектакль «P. S. Грезы…» — концерт — фантазия по песням Ф. Шуберта и Р. Шумана.

Четыре актрисы, пять музыкантов, черно-белые костюмы, 78 минут действа, 16 песен и чуть более 60 зрителей. Такова статистика, которая, с одной стороны, ничего не говорит о постановке Ивана Поповски в театре Камбуровой. А другой — значит очень многое. Именно камерность зала — та самая необходимая деталь, которая создает простор для талантливого во всех смыслах спектакля. Такой парадокс: камерность для простора. У зрителя есть возможность полного погружения в музыку Роберта Шумана и Франца Шуберта, звучащую в концерте-фантазии в оригинальной версии и в обработке О. Синкина и А. Марченко. Завороженно следя за передвижениями актрис, исполняющих — на немецком языке! —известные песни композиторов, присутствующие в зале люди словно растворяются в действе, будто попадают туда, в неизвестный post scriptum жизни.
И это очень явное ощущение приходит с первой композицией на музыку Шумана «Грезы», которую мы так часто слышим во время печальных минут прощания с ушедшими в мир иной. Но белый занавес, как белый саван, вдруг спадает, как с глаз пелена, и все оживает. Мизансцены, до мелочей продуманные Иваном Поповски (учеником П. Фоменко), пластичные и изящные актрисы — такие разные внешне девушки и такие талантливые певицы — Е. Веремеенко, И. Евдокимова, А. Комова и Е. Пронина, тонкая игра света и чистый звук — заслуга работников постановочной группы. Все так взаимосвязано, неделимо и согласованно, что, кажется, допущенный хоть в чем-то недочет разрушит это композиционное единство, как разобьется от неловкого движения тонкая фарфоровая ваза… И хрупкие образы то ли лесных нимф, то ли поэтических муз, то ли сказочных привидений растают в воздухе, оставят после себя легкое облачко дыма и звенящий от чудных голосов воздух.
Любителям музыки, наверное, не раз доводилось слышать в исполнении сопрано и теноров «В цветах белоснежных лилий» и «Посвящение», «Во сне я горько плакал» и «Я не сержусь» Р. Шумана, «Лесной царь» и «Мельник и ручей», «Форель» и, наконец, “Ave Maria” Ф. Шуберта. Но такое оригинальное сочетание и последовательность композиций, как в постановке «P. S. Грезы…», наверняка порадовали бы и изумили самих немецких композиторов. Синкин и Марченко, которые весь спектакль находятся тут же, на авансцене, среди других музыкантов маленького оркестра (никак язык не поворачивается назвать квинтет инструменталистов группой), с необыкновенной любовью к классическим исходникам придали им современное звучание, благодаря виртуозным аранжировкам и вариациям на темы песенных мелодий. 
В спектакле нет пауз, все заполнено музыкой или голосами актрис, логичными перемещениями участников постановки в ограниченном пространстве сцены и зрительного зала. И непатетичная, на первый взгляд, финальная сцена спектакля — последний номер концерта-фантазии — напомнит вам тихие музыкальные вечера дворянских усадеб XIX века у рояля со свечами и навеет ностальгию по утраченному душевному теплу, уюту и спокойствию. И непременно захочется уже дома, при свете торшера забраться с ногами в кресло и, закутавшись в плед, включить любимую запись и погрузиться в собственный мир грез.